ЛЕНА 2014 — год спустя (часть шестая)

Человек любит поговорить о своих болезнях,
а между тем это самое неинтересное в его жизни.
Чехов А. П.

ФИЗИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ

На старт продолжительной многодневной дистанции нужно выходить на пике физической формы, как упоминалось ранее. У меня — опять же, впервые — получилось наоборот.

Оставались нерешённые застарелые проблемы со здоровьем, привезённые из дома. К ним прибавилась сильная простуда, которой я заболел в поездеЗаболел из-за открытого окна, которое не мешало, пока поезд не развернули на какой-то станции, ночью. Хватило получаса сна на ветру.... Дополняло картину пищевое отравление, последствия которого я сначала принял за обычную «болезнь путешественников»«Диарея путешественников» («Diarrheo turista») — полиэтиологический клинический синдром, который характеризуется 3-кратным или более частым появлением неоформленного стула в течение суток у людей, выезжающих за пределы своей страны или в другую климатогеографическую зону, в частности, у туристов. и лишь во второй половине маршрута стал догадываться о более серьёзных причинах.

Также, сыграли свою роль таблеткиЙодантипирин, побочные действия: возможны диспепсические явления, кожная сыпь, зуд, ангионевротический отек и др. аллергические реакции. , которые пришлось принимать из-за отсутствия прививок от энцефалита. В общем, всё сложилось как никогда «идеально», и к выходу на Лену я подошёл практически развалиной. Но, это полбеды. Значительно хуже, что по ходу движения не удалось восстановиться. Напротив, с каждым днём мой организм всё меньше меня слушался.

Сказалась и моя ошибка в выборе одежды. Любой опытный бродяга знает, что выходить в «многодневку» следует только в ношеной одежде и обуви, притёртой и привычной. Я помнил об этом, но сработали два фактора:
— нового барахла я взял с солидным запасом и, на всякий случай, захватил свою старую сноубордическую куртку;
— требовалась одинаковая одежда по производителю и стилю, для съёмок, чтобы не переодеваться специально.

В дальнейшем, оба фактора утратили значение.

Новое снаряжение не оправдало ожиданий. Старую куртку я отдал Алексею, которому внезапно, перед стартом, не хватило тёплого верхнего комплекта.

А съёмки проходили настолько спонтанно, что за месяц путешествия мы лишь пару раз вспомнили, что с одеждой надо что-то сделать в кадре.

«Контрольным выстрелом» стала еда. Горячие обеды на воде и общая схема питания, подробно выстроенная нами заранее — оказались разговорами, как и всё остальное планирование. В еде преобладали каши, сладости и мучные изделия. Бывали дни, когда группа завтракала чаем «с печеньками», шла без обеда, на «конфетках и печеньках» до вечера, а плотным был только ужин. Из всего нашего рациона, я мог (без отрицательных последствий) есть только тушёнку, без хлеба. Но, её не хватало…

В итоге, я всю дорогу стучал зубами от холода, страдая от обезвоживания и аллергии. На ходу, ветер отбирал последние крохи тепла и я сворачивался в какие-то немыслимые позы эмбриона, пытаясь защититься. Когда спина не позволяла сидеть, на жёсткой волне, пытался ехать стоя — но руки иногда не держали собственный вес. Простуда, на вторую неделю, превратилась в гайморит, с приступами головной боли. Любая работа с камерой отбирала столько сил, словно я вернулся к любимой профессии бетонщика. И всё время хотелось есть…

ART_4001

В Олёкминске, едва пристав к берегу, я отправился искать магазин, пытаясь справиться с противной мелкой дрожью голодного человека. Успев до закрытия, купил две банки тушёнки и прямо у лодок, на берегу, разогрев на крохотном костре, слопал одну банку. На глазах удивлённых официальных лиц, встречавших нас. Сейчас, вспоминая как меня трясло и кидало, словно осенний лист на ветру — даже не верится, что это происходило со мной.

Я часто замерзал в экспедициях. В горах Турции мёрз пять ночей подряд, почти без сна. Но, месяц тотального нездоровья — даже для меня оказалось слишком непривычным испытанием. Проект требовал сил, мыслей, творческих находок, вдохновения — а я попросту выживал…

Несколько раз, в эти дни, я возвращался мыслями к последним дням Саши Горюнова, оператора и режиссёра, погибшего на Тянь-Шане, в августе 2002 года. Саня был крепким, бывалым и хапнувшим всякого экстрима. На момент нашего знакомства, я не знал более подготовленных, физически и технически, коллег. Он был — ма-ши-на.

Обстоятельства его смерти настолько не вязались с его образом, что сначала я даже сомневался в источниках.

Он начал всего-лишь кашлять на подходах к Пику Победы, ещё до пяти тысяч. На вершине этого семитысячника успел побывать ранее и не собирался поворачивать. А когда, с пяти тысяч, его сняли уже без сознания  — было поздно. Саша умер в больнице, от воспаления лёгких.

Конечно, сойти с лодки на Лене попроще, чем с пяти тысяч метров на Тянь-Шане. Но, если вместо задуманной работы приходится бороться за выживание, суть действа ускользает. Пытаешься верить, что завтра будет лучше… всё пройдёт… всё получится…

Не берите в экспедиции новое непроверенное снаряжение!
Залечивайте до старта всё, что только возможно! Не цепляйте заразу перед стартом!
Составляйте индивидуальное меню, если не уверены в соблюдении оговоренного рациона!

Впрочем, последнее напоминание из разряда приготовлений к «шашлыкингу». Если договорённости в группе не выполняются — не ходите с такими группами.

Главное: не переоценивайте своих сил.

Физические нагрузки, холод, скудное питание, ослабленный иммунитет, стресс, недосыпание — в условиях длительного путешествия, незаметно разрушают защитные функции организма. Возраст тоже играет против и то, что считалось пустяком ещё 5 лет назад, может стать последней каплей, если вам под пятьдесятАвтор этих строк никогда не задумывался о диетах и специальном питании в маршрутах. Более того, смеялся над подобными проблемами, считая их надуманными. Но, всё меняется, со временем. .

Кроме прочего, под нагрузкой сдвигается шкала восприятия боли. Кажется, есть куда терпеть и вот-вот болезнь отступит. Ведь это лишь насморк или кашель!

Однако, в северных широтах, на воде, в горах простое недомогание может стать хроническим недугом и даже привести к трагедии, если не принять вовремя мер. А то, что спиртом можно вылечить большинство болезней — мифПоследнее утверждение, мои коллеги по путешествию каждый вечер пытались опровергнуть опытным путём. И, должен признать, временами не без успеха. .