ЛЕНА 2014 — год спустя (часть первая)

Ровно год назад, 12 июня 2014 года финишировала экспедиция «ЛЕНА 2014» — «главное путешествие года», как по привычке, я назвал её в одном из анонсов. Из десятков моих путешествий, это стало единственным в своём роде: я впервые сошёл с дистанции, не дотянув до финиша.

По возвращении, мои друзья и близкие не задавали лишних вопросов, догадываясь, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Но, разумеется, все хотели узнать…

Обещанный рассказ о моих приключениях — а я сразу пообещал, что он будет, рано или поздно — публикуется здесь и сейчас. Попыток было уже несколько, но всякий раз они казались мне излишне эмоциональными. Не вполне очищенными от вздора. Сейчас, похоже, пора.

Самой сложной задачей, в такого рода дневниках, представляется сохранение объективности. Время здесь лучший ассистент и мы с ним попробуем.

В этом тексте вы заметите непривычно много «я». Обычно, у меня всюду «мы». Но, такая вышла история — о путешествии отдельного человека, «чужого среди своих».

Кроме того, обещаю максимум «бытовухи»: среди моих читателей есть те, кого могу назвать последователями и, даже, учениками. Для вас, ребята, это будет иллюстрированным пособием: как собирать группу для сложного маршрута, на что обращать внимание и чего избегать.

Неистребимая склонность к эстетике, заставляет меня подыскать красивую фразу какого-нибудь великого человека, для пущей важности. Пусть эпиграф будет таким:

Лучшее лекарство от мужского бесплодия
— пантокрин из собственных рогов. 
С.Ш.


Пролог

Лена возникала в мечтах регулярно. Озвучил я этот неподъёмный проект впервые в октябре: мы сидели среди залежей пластикового мусора, в сточной яме центральной России, пытаясь снять кино про рыбалку, изначально обречённое на провал. В 25 минут следовало вместить рекламу двух моторов, двух лодок, а также снять зрелищную добычу трофейной рыбы и не допустить в фильме никаких намёков на рекламу — иначе, не поставят в эфир известного федерального телеканала.

Фото здесь и далее Артура Лаутеншлегера

Группа прониклась непростым замыслом и мы честно пропили неделю, «творчески» наловив почти два центнера рыбы. Заодно, слепили что могли, из отснятого «с бодуна» материала: ролик для производителя лодок «Фрегат» и ролик для компании «Сумеко». Последняя стала нашим «счастливым билетом» на Лену, но об этом позже.

Джон Нэш, незадолго до смерти, сказал: «Задача решена в тот момент, когда поставлена». В этом смысле, поездка на Волгу оказалась для меня ключевой. Я решил две задачи:

1. ввёл в группу человека, которого мне сильно не хватало в крайних маршрутах;
2. запустил проект «Лена 2014».

Первое событие выглядит сейчас заурядным — подумаешь, одним больше, одним меньше — и с такой оценкой можно было бы согласиться, если бы я искал носильщика. Но, мне требовался второй оператор, ассистент и фотограф. Ещё в августе, на Алдане, я чётко усвоил: есть некий предельный объём производительности, больше которого человек выполнить не в состоянии. И вот почему…

Вкратце, мои экспедиции выглядят так.

1. До старта:

— придумать идею;
— пройти маршрут виртуально;
— собрать и «притереть» группу;
— анонсировать проект (видео, фото, тексты, постеры);
— мотивировать потенциальных участников;
— убедить утверждённых участников в необходимости потерь времени и денег;
— придумать десяток оригинальных пресс-релизов;
— отвечать на все вопросы заинтересованных лиц, в соцсетях и по электронной почте;
— рекламировать происходящее non-stop, на десятке сайтов
— найти максимум информации по маршруту.

2. Со старта:

— выйти на старт на максимуме физической формы;
— держать в голове сценарий фильма;
— на ходу придумывать оригинальные сцены;
— выискивать сюжеты и реплики непрерывно 24\7;
— вычислять, где будет солнце с утра и как ляжет свет вечером;
— снимать всё, что возможно, физически;
— каждый вечер резервировать снятое;
— составлять и передавать сводки на «материк»;
— контролировать зарядку для всех девайсов;
— определять ключевые локации на следующий день;
— рассчитывать размещение съёмочной техники, на каждый день, в зависимости от локаций;
— корректировать сценарий фильма, в зависимости от складывающихся реалий;
— параллельно, снимать обязательные рекламные сюжеты;
— там, где есть сеть, выгружать на сайты фото и видео, по ночам или на дневках;
— видеть ключевые, для фильма, события;
— фотографировать всё.

3. После финиша:

— обработать материал (не передать, как много в этих словах);
— опубликовать отчёты, оригинальные для каждого партнера;
— каталогизировать, опубликовать и подписать отобранные фотографии;
— для каждого партнера сделать рекламные ролики, определённые договором;
— сделать итоговый документальный фильм, с учётом интересов всех сторон;
— выслушать замечания партнеров и всё исправить;
— отвечать на вопросы читателей, бессрочно.

Никогда бы не задумался о содержании подобного списка, если бы не экспедиция по Алдану, тринадцатого года. Там я впервые не справился с нагрузкой, физически. Оказалось, реклама четырёх лодок и четырёх моторов (Эвинруд, Меркьюри, Тохатсу, Хонда), вкупе со съёмками фильма и радикальным изменением маршрута на ходу — одному человек непосильна. Никто из моих коллег так не делает. Никто в стране так не работает. Подобные задачи решают отраслевые студии или телевизионные корпорации.

И я позвал Артура…