Одиннадцать рек отца и сына Сибирцевых

СПЛАВ ПО ЛЕНЕ

ЛЕНА после Киренска тоже метров 700 шириной, с частыми мелями и островами. Но, в отличие от «безлюдной» Киренги, танкеры и сухогрузы тут чуть не через каждые 20мин идут. Причем, фарватер для них (узкий, извилистый… бакенами и створными знаками, сутки напролёт светящимися, обозначенный) нередко практически к самому берегу подходит. А чуть сойдёшь с него (чтобы между приветственно гудящими судами совсем уж не толкаться) — того гляди, на мель залетишь, чуть не на половину реки вольно раскинувшуюся, по которой даже нашу байду и пешком-то с трудом провести можно.

Но зато, и берега с обеих сторон — гористые с красивыми, большими, высокими желто-известняковыми и красно-глинозёмными обрывами. А где горы от реки с одной из сторон немного отходят — поляны (широкие, цветущие сплошь, твёрдые и ровные, с невысокой травой) чуть не горно-степные просторы перед глазами развёртывают. Щуки и ленки чуть не у самого берега стоят — убегая, лишь когда к самой воде от палатки подходишь. А по ночам суда с зажжёнными разноцветными огнями красиво, тихо совсем рядом с лагерем плывут.

Красивые скалы на левом берегу и паромные переправы через Лену действуют в районе посёлков Бубновка и Алексеевск (оба на правом берегу Лены, в км.8 и 22 ниже Киренска по течению)… плюс, и там, и там ЛЭП большие через Лену перекинуты… а в р-не Алексеевска ещё и очередной порт речной, с кранами большими.

Ниже Алексеевска мы ещё один такой кран — но плавучий и брошенный видели. Вот на чём надо путешествовать. Хорошо, просторно.

Дальше, в 40км ниже Киренска, на открытом левом берегу Лены село Салтыковка стоит (~40 жилых домов)… после коего ещё одна большая и красивая скальная стенка имеется… под которой по самому берегу реки автодорога от Киренска проходит… а сама Лена при этом в очередной раз широко между низкими островами разливается при фарватере весьма узком и извилистом.

Ещё через км.6 — село Алымовка (жилых домов 50, несколько улиц, магазин… основано в 1660г)… тоже на левом берегу Лены на широкой, ровной, твёрдой приречно-межгорной поляне… но на этот раз совсем рядом с рекой.

Через ещё км.5 после неё, на правом открытом берегу Лены, на косогоре — село Никулино. Там жилых домов 25… много детей… молодые семьи… магазин с 10 до 20ч… начальная школа. Поляна широкая, пригорная тянется тут вдоль Лены до следующего села Банщиково (ещё в км.5 ниже по течению Лены расположенного… где жилых домов 15… плюс, церковь деревянная, старая и довольно большая… вот только идти до этого села от берега м.500 по поляне надо).

Возле Никулино картошка, рожь, овёс высажены… коней немало пасётся. Дальше клевера цветут, иван-чай и т.д. Озёра разной величины и формы посреди поляны (в остальном, вполне ровной и сухой)… А в км.12 ниже его (или в 65км ниже Киренска), на левом берегу Лены, на краю очередной большой поляны село Чечуйск находится (весьма примечательное для понимающих людей место… поскольку здесь Нижняя Тунгуска ближе всего к Лене подходит… и первопроходцы русские тут как раз на Лену впервые и вышли).

Весь тот день, когда мы Чечуйск проплывали, на блесну окуни злобно ловились. Отец их к байде подтаскивал а я, как орлан, сверху за спину хватал и в байду затаскивал. Правильно нам лесник ещё на Верхней Ангаре говорил, что рыба в этих местах на блесну только с середины июля брать начинает. Вот и по берегам рыбаки нынче не с удочками, а со спиннингами встали.

Потом навстречу нам две баржи еле проползли, загруженные под завязку и толкаемые одним буксиром. Капитан которого — понимая, что из-за жадности судовладельца до ледостава рейс этот вряд ли закончить успеет — бабой на судне своём, я сам видел, что запасся.

Перед самой остановкой на ночлег нам встретилось небольшое стадо местных коров. Причем возлежали они гордо на голых камнях без единой травинки, на стрелке острова посреди Лены. И всем видом своим словно говорили: «Мы не какие-то там — а ленско-дико-иркутские. И по лугам мирно пастись, травку жуя не желаем. Толи дело, по Лене вольно плавать и камни собой попирать».

А только мы палатку поставили и дрова какие ни то нашли… как из-за хребта горного, что напротив, гроза на нас налетела — громыхая грозно и всё небо собой закрывая (и так-то дымами пожаров всё ещё закопчёное). Отец при этом сразу трусливо бросился прятаться в палатку, а я стал срочно костёр разводить. После чего часа два под всё усиливающимся ливнем ужин на нём готовил. Но сготовил всё же… забрался в палатку… разделся там (поскольку промокнуть у костра успел до нитки)… поел сам и отца накормил… и лишь того после со спокойной душой спать завалился. А дождь снаружи всё продолжал поливать.

И на следующее утро по-прежнему тучами всё небо затянуто было, но без дождя пока. Щепочек сухих я ещё вчера с утра впрок наготовил и теперь с собой вожу, прочие дрова с вечера нами тентом укрыты были — так что тоже подмокли не шибко. В результате, костёр на этот раз нам удалось развести достаточно легко и быстро.

Приготовили мы на нём завтрак. Сидим. Едим с кашей окуней костро-сыро-копченых. Раньше я на таких и смотреть бы не стал. А вот захочешь в путешествии дальнем себя побаловать — так научишься мясо немногочисленное от костей, шкуры и голов окунёвых отделять. Конечно, щуку или ленка — куда лучше было бы… но эти рыбы «благородные» хоть и видно как у самого берега чуть не брюхом по камням по мели ползают, за мальками гоняясь — но едва завидя наши рожи небритые, сразу нос воротят и на глубину уходят. Так что, что бог послал, тому и радуемся… не печалясь попусту о том, чего нет пока.

Наконец, с неспешностью этой в 12ч мы отплыли (хотя встали в 8ч)… В 12км ниже по Лене от с.Чечуйск, на левом берегу, после примечательной желтой скалы, в начале очередной широкой поляны расположен поселок Юбилейный (~50 жилых домов)… а в конце той же поляны, ещё через 15км — село Петропавловск (~60 жилых домов). Течение у Лены тут было, в среднем, ~3км/ч. Форватер по-прежнему узкий и извилистый… нередко проходящий по прибрежным рукавами Лены шириной м.300… да ещё и сжатым при этом с обеих сторон мелями… между которыми проходя, сухогрузу с баржей впереди (самому м.200 длиной) приходится поворачиваться чуть не на одном месте.

Проходящие танкеры и в этот день нам по-прежнему гудели приветственно. Моторкам они такого внимания не оказывали — а нас почитали, очевидно, за почти равное себе судно.

И не только нам, кстати, в этот день выходной, похоже, хотелось устроить — но и ветру, погоде, и даже самой реке (текущей зеркальной гладью со скоростью 1-2 км/ч). Только окуни продолжали ловиться по-прежнему рьяно весьма. И солнце после полудня совсем жизнерадостно засияло с голубого неба с кучевыми облаками.

В 11км ниже с.Петропавловск, на правом берегу Лены село Сполошино стоит (~15 жилых домов). А на левом — такая же примерно по размеру деревня Орлова… возле которой автодорога из Киренска проходит… но до Лены от деревни этой м.800 (по мосту ещё через небольшую речку Пилюда и колее — по которой машины к самой Лене подходят… где хозяева их оставляют и на моторках уже с продуктами и прочим всем переправляются в с.Сполошино через Лену… которая тут всё те же м.700 ширины имеет и течение 1-2 км/ч).

Затем, в ещё 12км ниже по Лене, на правом её берегу полужилой посёлок Золотой — где мы наконец пополнили свои берестяные запасы (а то береста, заготовленная мною впрок для розжига костра ещё на Верхней Ангаре, стала уже кончаться… а на открытых ленских берегах берёзы неожиданно трудно оказалось найти)… а в км.3 ниже сего посёлка открылся широкий вид на межгорную долину в устье реки Чечуй — где раньше на обоих берегах Лены, на полянах широких деревни стояли.

В 10км ниже пос.Золотой, на левом берегу Лены мы и заночевали… Впереди, за поворотом реки, на очередной поляне пригорно-приречной широкой, с невысокой травой и многочисленными муравьиными кочками (медведем разрытыми) оказалась расположена бывшая деревня Ильино (от которой нынче только шт.15 изб полуразрушенных осталось). Напротив — хребет горный. Палатку мы поставили на полосе травяной ближе к лесу… а возле реки, на камушках — костёр развели. И говорю я отцу после всего этого, за котелком закипающим следя: «Пока ужин готовится, чем время попусту тратить, раз уже всё прочее срочное сделано — так хоть попробуй с берега блесну покидать».

Берёт он спиннинг, не отходя даже от костра, лениво закидывает. И сразу же, забыв о своих «благородных манерах» блесну щука хватает. Отец, как обычно, тянет её на мелководье. А там я уже, как тигр, бросаюсь с голыми руками на добычу… выволакиваю её на сушу и несу прямо к котлу, как раз закипевшему.

И наутро, нагло сидя на самом берегу, мы продолжили вчера наловленную рыбу есть. А с проходящих судов на нас завистливо народ в бинокли смотрел.

После дер.Ильино Лена пошла опять всю межгорную долину км.3 шириной рукавами испещрять. А через км.15 мы к полужилой деревне Мироново подплыли — из десятка старых домов состоящей, на левом берегу Лены стоящих. Мель перед этой деревней такая оказалась — что мы свою байду даже пешком еле провели. Ещё в 2,5км ниже на той же поляне — деревня Дарьина. Там вообще пяток домов. Но посреди Лены напротив этой деревни на якоре остатки катера небольшого стоят (служащие причалом для «Полесья»). А на противоположном правом берегу там же новый барак стоит — служащий, похоже, базой для команды местного путейского катера (за бакенами и створными знаками на этом участке реки следящего — чтобы все на своём месте стояли, горели на них лампочки нужные и т.д.).

Судовая обстановка на Лене, вообще, самая, пожалуй, сложная из всего, что я видел (так что если капитан по Лене суда водил — то его потом на любую реку со спокойной душой брать можно) — мели постоянные, форватер узкий и извилистый, движение судов весьма интенсивное… и суда — тяжело груженые, сами м.100 длиной, плюс ещё и баржу такую же перед собой толкающие, нагруженную чуть не выше рубки самого судна.

После Дарьино горы (правда, сплошь залесённые здесь и не очень высокие) с обеих сторон к Лене подошли… а сама она продолжила неспешно течь меж ними одним руслом всё тех же м.700 шириной… с небольшими, одиночными островами посредине… и широкими отмелями то у одного, то у другого берега. Так мы доплыли до села Ичера — где тоже всего шт.5 жилых домов и шт.10 брошенных на левом берегу Лены — и всё это больше всего похоже на заброшенную рабочую базу… а напротив, на правом берегу — гора м.300 высотой от реки (на высоте 210м тут протекающей).

Под самой деревней, в глиняном обрыве — полно нор ласточек и стрижей. В км.5 ниже с.Ичера, от устья одноимённой речки начиная (на подходе к коему узость форватера такая, что не то что двум судам разойтись — а и одному, дай бог, протиснуться) — красочная весьма известняковая стенка вдоль левого берега Лены км.4 с перерывами тянется. А направо там всё такая же панорама широкая на горный хребет залесённый открывается.

Далее, в 17км ниже с.Ичера, в бывшей деревне Давыдово (тоже на левом берегу) большой местный олигарх новую рабочую базу строит. Там уже шт.10 бараков новых совсем 1-2-этажных стоят + причал плавучий + много техники сухопутной. Электричество, как и в Ичере, дизельгенератор даёт. В 2,5км ниже грузовой причал строится. А пока 2 крана портовых на баржи большие доски новые и брус грузят (видно, тут и пилорама неподалёку стоит). Плюс, тут же, неподалёку совсем, нефть и газ качают.

Ещё в 5,5км ниже, всё на том же открытом левом берегу Лены — бывшая деревня Мутино стоит… в которой сейчас всего 6 разрушенных изб осталось и церковь старая, деревянная .

А ещё в 8км ниже по Лене (или в 215км от Киренска), опять на левом её берегу (который после Киренска и до самого устья Лены в основном и заселён) — село Коршуново расположено. Там шт.30 домов жилых… две улицы — приречная (как обычно, Ленской названная — где, в основном, бараки новые, 2-квартирные стоят) и Советская (подальше от реки, но тоже параллельная ей… где избы в основном уже старосибирские — но по-большинству, брошенные)… магазин, мед.пункт… не начальная уже даже, а средняя школа… отделение связи (2-этажное аж), культурно-досуговый центр, администрация… и здание даже, где Дума местная заседает.

В качестве причала для Полесья, как обычно, в 100м от берега (хорошо, не 500-х — как в иных деревнях) на якоре маленький катерок стоит. Перед деревней, возле склада ГСМ таблички с надписями: «Мертвяк-1» и «Мертвяк-2».

Правый берег у Лены тут почти всё время глухозалесённо-холмогористый. А слева холмогоры такие же время от времени прерываются широкотравными, ровными полянами. Простор вперёд по реке открывается нередко уже на все км.25. А сразу после Коршуново Лена, и вовсе, растекается между двумя залесёнными хребтами на протяжении км.20 «озером» м.1000 шириной — с зеркальной гладью, в которой, в отсутствие ветра, отражались красиво весьма многочисленные нынче кучевые облака. Только форватер и посреди озера сего продолжал извиваться всего 100м-ширины полосой.

Недаром, тут, видно, «рекоуглубитель» (здоровенное 4-этажное сооружение с кучей ковшов на ленте впереди, в окружении 5-и подсобных судов по-меньше) стоял на якоре — раздумывая, куда бы дальше пойти.

Затем, Лена убыстрилась… начала петлять между высокими, красивыми скальными стенками — с видами, не хуже, чем на Витиме. И сверху одной из скал этих даже тропа видна была — косулей, похоже, проложенная.

В 50км ниже Коршуново (и соответственно, в 265км по Лене ниже Киренска), под сплошной завесой низких, угрюмых, дождевых туч (клубами своими задевавших вершины окрестных скалистых холмогор) мы подплыли к бывшей деревне Частинская — где нынче осталась лишь дюжина изб брошенных и одна всего жилая (служащая базой для Путейского катера местного)… плюс, на правом берегу Лены большое хорошее зимовьё.

Следующие км.17 движение судов по Лене — одностороннее, по расписанию. Ширина реки м.300. По обоим берегам — то с одной, то с другой стороны — жёлтые, известняковые, отвесные скальные стенки м.300 высотой. Это знаменитые Ленские Щёки… на входе в которые плакат большой стоит с надписью: «Счастливого вам всем плавания Пьяный Бык желает» (Это так самая здоровая здешняя скала называется — которой ещё в Усть-Куте, за 600км отсюда народ неместный пугают… мол, размажет вас по этой скале страшное свальное течение, и т.д., и т.п.).

После окончания участка с односторонним судовым движением, Лена опять в ширину свои обычные 700м набрала. А стенки скальные, жёлто-красные, высокие и отвесные, прямо в реку обрывающиеся — продолжались ещё км.10. После чего где меньше стали… а где выше перебрались по склонам гор залесённых, по-прежнему Лену тут со всех сторон вплотную практически окружающих.

На следующее утро (а ночевали мы нынче в районе бывшей деревни Дубовская — тоже, говорят в 17 веке ещё основанной… от которой сейчас одна только поляна цветочно-травяная, относительно небольшая, и осталась) комаров вокруг было столько, что накомарник приходилось надевать ещё до того, как вылезешь из палатки.

А через 70км после б.д.Частинская мы подплыли к посёлку Визирный — 25 жилых домов, магазин, остановка «Полесья»… на противоположном, правом берегу Лены очередные красивые, залесённо-скальные столбы. В 8км от сего посёлка нефтепровод проходит. Но на «Большую Землю» летом отсюда сухопутных дорог нет — и продукты с товарами сухогруз небольшой привозит, а электричество дизельгенератор даёт (правда, даже днём).

В 16км ниже этого посёлка, в устье речки Шумиха встали на очередной ночлег. Покидали спиннинг — ничего. Но зато, когда на ночь закидушку поставили (на потроха пойманной накануне щуки) — утром вытащили осетра почти с меня ростом и кг.25 весом . И хорошо ещё, что памятуя прошлый год, мы на снасть свою леску самую толстую поставили (хотя и при этом мне, как обычно, в речке искупаться пришлось — прямо в одежде и с головой).

В км.25 ниже пос.Визирный на правом берегу Лены у лесоразработчиков небольшой рабочий посёлочек — где кран плавучий большой брёвна на баржи грузит… а напротив, из хребта скального, прямо в Лену обрывающегося, рёбра каменные, как у собаки голодной, торчат.

Ещё через 5км, на левом уже берегу — домик-база очередного Путейского катера. В км.50 ниже пос.Визирный, на всё том же левом берегу Лены, на месте бывшей деревни Паршино — хутор жилой (в 1 двор с пристройками — но на несколько человек с крепким хозяйством). А ещё в 10км ниже, в устье реки Юктэ — ещё один такой же хутор.

После обеда в тот день начался затяжной, всё усиливающийся дождь… плюс, ветер встречный. К хутору Юктэ мы подплыли в 20ч. Дождь прекращаться не собирался. Вдоль берегов обоих у Лены тут — как обычно, широкие открытые, паводковозаливные полосы… а за ними сразу залесённые склоны гор. Так что перспектива ночевки по такой погоде «в открытом поле» (где ни дров найти, ни тента натянуть) выглядела малопривлекательно. И мы пошли к хуторским мужикам.

И они сразу же нас в баню запустили (та как раз истоплена была, и все уже помылись). Потом чаем вместе с остальной компанией напоили… Но вот спальники где-нибудь под крышей на ночь в одной из многочисленных пристроек своих хозяин хутора нам не разрешил. И даже кашу сварить ни на газовой, ни даже на дровяной плите не позволил… только воды вскипятить — да и то, скрепя зубы. Нас и в баню-то его брат пригласил — а этот жлоб просто остановить не успел. Его бы воля — как казаки, всех «шаромыжников» на «своей» реке он бы, похоже, с удовольствием поубивал.

Впрочем, мы и сами в хорошую погоду и близко к его хутору не подошли бы. А в такое ненастье людей выгонять только последний жлоб и может. Мы бы даже собаку приблудную — и то в таких обстоятельствах гнать не стали. А потом, такие возмущаются — и почему это дедов их раскулачивали. Видно, было за что.

Хорошо, что возле хутора стоял ещё на якоре с баржой небольшой толкач «Западный» . И там нас как раз приютили. Вот только на судно это нам пришлось срочно на моторке переправляться — оставив свою байду ненадёжно пришвартованной к берегу в полностью груженом состоянии.

На толкаче команда всего в 2 человека оказалась. Базировались они в основном в Паршино (принадлежа всё тому же олигарху из Давыдово) — а сюда приплыли тоже в баню и завтра с утра должны плыть обратно. Капитан (первый помощник машиниста по судовому расписанию) зимой с семьёй в Бодайбо живёт.

Отбой был в 23ч. Но машинист (первый помощник капитана по всё тому же расписанию) ещё полночи сериал по DVD-плееру смотрел. И мне вместе с ним с нижней койки кубрика (он тут из 2-х отделений состоял — 5 постелей имея + камбуз с дровяной печкой и газовой плитой) приходилось смотреть тоже — то засыпая, то просыпаясь вновь. Кроме того, судовая рация всю ночь на полную громкость работала. Народ (включая отца) умудрялся под это спать. А я, как по рации очередные капитаны начинали переговариваться — просыпался… и прослушал за ночь всю судовую жизнь на Лене (кто какой работник, на каких судах ходит, где и как швартуется, ночует, грузы принимает и разгружает и т.д.)… Но как ни странно, при этом, встав в 7.30 , вполне выспавшимся себя ощутил.

Команда толкача ещё спала. И мы с отцом самостоятельно на их моторке с большим трудом страверсировали к берегу (за продуктами для завтрака к своей байде) и обратно. Потом сразу для завтрака и обеда кашу на камбузе приготовили. И только успели перекусить, как и команда толкача встала, отвезла нас на берег и поплыла в Паршино.

Дождь продолжал поливать… и воды за ночь налило полбайды — так что пришлось долго отчерпываться… плюс, галеты, которые мы ещё из Киренска везли, вымокли напрочь… плюс, ветер встречный по-прежнему порывами. Но делать нечего… и в 1130 мы поплыли дальше.

В 10км ниже хутора Юктэ, на правом берегу Лены — в окружении причудливых скальных гребней, столбов, утёсов, «замков» целых — стоит полужилой поселок Садки (похоже, бывшая очередная база лесозаготовителей… в которой нынче осталось 6 домов, пригодных для жилья, две моторки и несколько машин лесозаготовительских). Дальше плавание тяжелее пошло. Но ещё км.12 с 1230 до 15ч мы отмахали. После чего пообедали на берегу по-быстрому, «в холодную», под всё никак не прекращающимся дождём… и в 3-ий раз за сегодня стали пересекать Лену (давно уже по-большинству 1 000м ширину имеющую).

Но тут поднялся такой сильный встречный ветер… что даже несмотря на по-прежнему весьма неслабое течение и усиленную греблю, выбиваясь из сил, по далеко неслабой волне за следующие 2 часа мы с трудом 6 км одолели. После чего, пристав к берегу и поднявшись по склону к лесу, поставили там на уклоне палатку и стали срочно разводить костёр (потому как в этом июле недолго околеть от холода оказалось даже нам, привычным вроде к северам).

Вокруг было много кедров, перемежающихся елями и чем-то вроде орешника. И вид у Лены был по-настоящему суровый, чему способствовала и широкая панорама на окрестные горно-залесённые просторы, и тучи свинцовые, тяжелые, дождём набухшие над головой, и сама река — такая же свинцовая, широкая по-сибирски, вздыбившаяся тяжелыми пенными волнами и насквозь продуваемая ветром (не иначе, как с самого Северного Ледовитого Океана до сюда долетевшим — таким он был сильным, влажным и пронзительно холодным).

Спать мы в тот день легли уже в 21.30. И потому, встали на следующее утро в 6.30 . Было по-прежнему весьма пасмурно и холодно — но без дождя, ветра и каких-либо кровопийц. Однако, когда мы отплыли в 10.30 — снова, как и вчера, поднялся довольно сильный встречный ветер… который в скором времени ещё и волну опять нагнал. В результате чего, к обеду мы лишь 12км смогли проплыть — до поселка Чуя (что в 100км ниже пос.Визирный стоит на правом берегу Лены, недалеко от устья реки Чуя… и перед которым закончился наконец по ходу нашего движения Киренский район Иркутской области и начался Ленский район Якутии).

Когда-то этот поселок большим был — и до сих пор в нём домов 45 сохранилось (в основном, «барачного» 2-квартирного типа). Но даже полужилых из них сейчас лишь шт.8 осталось (а с достаточно крепким хозяйством — и вовсе, один). Да и вокруг них всё густо заросло крапивой выше меня ростом. В 1км ниже этого поселка в Лену впадает одноимённая река — м.200 тут шириной и с течением ~7км/ч (на сбое её струи с Леной неслабая барашковая зыбь стоит).

А ещё в км.3,5 ниже мы, устав бороться со всё усиливающимся встречным ветром, встали на ночлег — на краю поляны, оставшейся от бывшего тут раньше большого лесоучастка. Хорошо хоть, дождя всё ещё нет и комаров ветер сдувает. Так что эта вынужденная полуднёвка по-своему даже приятна. Позволив и плечам моим отдохнуть — от гребли постоянной потянутым так, что ныли они как утром, так и вечером… и лишь во время продолжения гребли я про эту боль, как ни странно, забывал. И самому мне помедитировать неспеша… глядя на широкий Ленский простор впереди… на гору со столбами каменными напротив… на простор широкий и дикий цветочно-травяной позади… на берег — открыто-каменистый здесь и круто-залесённый далее… на тайгу горную, всё это окружающую.

Но шибко долго я так всё же не усидел — пошел осматривать окрестности. На месте лесоучастка, сразу за поляной с травой выше моей головы — лес рос старый, густой, осиново-берёзовый. В нём я нашел неимоверное количество комаров, полное отсутствие грибов… и немало поспевшей уже красной смородины… плюс, зимовье с нартами, капканами — а главное, наконец-то, книгами… плюс, тропу охотничью (со всё теми же капканами, вокруг неё понаставленными).

К 21ч я вернулся в лагерь (где ветер уже утих)… поужинал и до темноты читал найденную книгу. А на следующее утро, чтобы успеть до поднятия ветра хоть что-то проплыть, мы встали в 5ч.

Было ещё холодно… на траве вокруг лежала роса… но притом, вполне светло… совсем тихо… и на небе ярко полыхала разноцветная утренняя заря… В 5.30 взошло солнце. А в 8 мы отплыли… И сразу же поднялся холодный встречный ветер с волной.

Но мы всё же до 11ч проплыли 18км до поселка Витим… напротив, на поляне расположенной непосредственно перед впадением реки Витим в Лену, встали на обед. После поспали ещё на солнышке. И лишь в 14ч двинулись дальше.

При этом нам сразу же пришлось через Лену траверсировать — ветер нагнал уже к тому времени настоящую штормовую волну… так что идти там было никак не проще, чем по порогу 3-ей, а то и 4-ой к.с. В самом посёлке тут, вытянутом на несколько километров по верху косогора вдоль левого берега Лены в 465км ниже Киренска, шт.200 1-2-этажных деревянных домиков. По низу косогора — три грузовых причала… каждый со своим портовым краном… и у каждого — по сухогрузу на зазгрузке-выгрузке… плюс, ещё 6 барж больших рядом на рейде, в ожидании (из коих 4 с углём и 1 с лесом). В самом посёлки видно как рейсовый автобус ходит и немало машин. Посреди посёлка — пассажирский дебаркадер… над которым сразу два магазина. А в нижнем по течению конце поселка Витим — ещё два грузовых причала.

Витим видно было как даже здесь стремительно вытекал из узкой межгорной долины. И после него течение в Лене явно сразу ещё быстрее стало. Чтобы не промахнуться совсем мимо городка (а по якутским масштабам Витим — особенно, на пару с Пеледуем — можно однозначно за город считать… уж не меньше Киренска, во всяком случае) — из Витима лучше выплывать по крайнему левому рукаву… и сразу же уходить на траверс Лены.

После городка, перед затоном с ещё одним портом и рабочим посёлком — густой еловый лес и хороший берег… где вполне можно стоянку делать. Но мы так ходом и прошли мимо всех этих поселений и стоянок — отмахав за 3 следующих часа ещё 21км, в добавок к пройденным до обеда… и встали на ночлег лишь в 4км недоходя п.Пеледуй.

Тут я набрал много грибов. А напротив, у очередной скальной стенки из столь нередких на Лене аж 6 сухогрузов разом на рейде стояло… плюс, танкер (к которому все проплывавшие мимо «Полесья» и «Ракеты» заворачивали — заправиться топливом чтобы… и сухогрузы вышеупомянутые, похоже, за тем же в очередь стояли).

А на следующий день солнце с самого утра на безоблачном небе сияло, плюс безветрие полное. Если ещё вчера, до Витима, воды в Лене было даже чуть ниже нормы. То нынче, от кустов — береговых «в обычную воду» — ещё м.100 реки в ширину тянулось. И за ночь воды прибавилось существенно (хотя до того, за всё то время, пока мы плыли в этом году по Лене — уровень воды в ней ни разу сколько-нибудь заметно не изменился). Чувствуется влияние Витима — где, как и положено на горной реке, вода весьма быстро и поднимается, и спадает.

Отец хотел по-привычке спиннинг покидать. Но я указал ему, что нам, дай бог, осетра, возле пос.Визирный выловленного, до Ленска успеть доесть (не везти же его потом на Вилюй — где и своей рыбы, говорят, вдоволь). И вообще, по здешней большой и мутной воде он на блесну свою между кустов залитых сможет выловить только бурундука какого-нибудь или Тайменя Витимского.

В устье реки Пеледуй — очередной порт грузовой немаленький с 4-мя кранами большими. А возле него — целый городок, в 1935 году основанный… с бараками 2-этажно-8-квартирными и даже несколькими кирпичными многоквартирными зданиями… но к Лене только выселками выходящими — где, зато, стоит статуя «капитана Пеледуя» с биноклем, высматривающего Витимского Тайменя .

Дальше вдоль всё того же левого берега Лены тянется красивый скальный хребет… в середине коего, на высоком утёсе — стату’я якутки-Лены бетонная, краше’нная стоит. Затем, в 16км ниже устья реки Пеледуй, по обоим берегам Лены (текущей здесь по-прежнему со скоростью ~7км/ч, при ширине ~2000м и глубине достойной… так, что при форватере, вообще уже не обозначенном, капитаны судов здесь не хуже Витимского Тайменя кайфуют — один идя у правого берега Лены, а другой у левого… будто недавно ещё, на узком и извилистом форватере встречаясь, не тёрлись бортами друг о друга… мы же при этом на байде своей — круче всех — весь день прямо песередь реки шпарим) избушки добротные рыбацкие стоят.

А ещё в 14км ниже — деревня Крестовая. Вперёд по Лене просторы тут на км.30 открываются. Правый берег гористый. Левый — тоже залесённый и сухой… но ниже гораздо. В Пеледуе нам сказали, что в дер.Крестовая мы и картошку, и корову с молоком найдём. Но в деревне этой, на левом берегу Лены, на открытом косогоре нашлось лишь 5 домов старых, заброшенных. Один, впрочем, весьма уютный и пригодный для жилья… с «предбанником» под крышей, печкой хорошей, 2-мя комнатками с кроватями и даже дневником для посетителей. Но зато, красной смородины (и не дикой какой-нибудь — а крупной, сочной, домашней) набрал.

Напротив д.Крестовая, на правом берегу Лены, в распадке межгорном — ещё пяток домов заброшенных, от базы золотарей оставшихся, видны были. А в 7км ниже по левому берегу — уже жилой посёлок в десяток домов, от Крестовского Лесоучастка оставшийся… где нам дали с собой и картошки кг.4 — хоть и от старого урожая ещё оставшейся, но как обычно, в вечной мерзлоте сохранившейся не хуже мамонтов (так, что от новой не отличишь).

На следующий день при этом нас два местных мафиози догнали (на новомодном пластиковом катере с подвесным мотором на 150 л.с.) и строгий допрос учинили — кто такие, откуда, куда плывём, с какими целями. Но про картошку, вчера нам даденную, им было уже заранее всё известно. Видать, пришли вчера как раз, после нас уже, в тот посёлок за данью. А там всё на нас свалили.

А Лена тут уже шириной 2,5-3 км стала… берега залиты почти под обрез (из-за предыдущих дождей и «горного» характера Витима)… островов почти нет… как и форватера (просто, вниз по Лене суда идут ближе к правому берегу… вверх — возле левого… а мы, как уже говорилось — гордо, посередине — больше чем в 1000м от каждого из берегов горно-таёжных, да ещё и с гораздо большими просторами вперёд и назад вдоль по реке). Так что действительно уже в полной мере ощущаешь, что по Великой Сибирской Реке идешь, а не абы где… с простором, видным вдаль по-прежнему минимум на км.20… и течением нынче таким — что суда вниз по Лене в основном на реверсе уже идут (чтоб не так быстро было)… а мы, не напрягаясь, за день больше 60км делали (вот только как на ночлег вставать — так оба берега Лены «большой водой» нынешней под кромку залиты оказались… а дальше сразу откос вверх начинался).

А в 60км, как раз, ниже Крестовского Лесоучастка, на правом берегу Лены, за соснами — прячется немалый жилой посёлок Ярославский. Пассажирской пристанью для него служит уже не катер, а целая баржа (старая, железная, с будкой) — на якоре стоящая в 100м от левого берега Лены (и в 2,5км, соответственно, по воде от самого посёлка — не докричишься… и даже на обычной гребной лодке по такому течению точно к барже весьма сложно страверсировать).

В 5,5км выше пос.Ярославский, на левом берегу Лены бывший поселок лесоразработчиков находится… где дома и дороги ещё сохранились — а людей уже нет. Там же и большая ЛЭП через Лену перекинута (от Вилюйской ГЭС, видимо, уже тянущаяся… а перед тем такие ЛЭП через Лену мы только возле Киренска видели). В том районе справа берег у Лены скально-обрывисто-гористый. А после пос.Ярославский — слева уже высокие, отвесные, красивые желто-скальные стенки.

По Лене и тут всё ещё много стволов деревьев больших плыло — с Витима сюда занесённых… чуть не каждое из которых, дойдя до моря Лаптевых, вполне на тотемный столб юкагирам местным сошло бы.

Той же ночью мне приснилось, что мужик какой-то небритый к нам в палатку настойчиво так заглядывает. «Тебе чего надо?», — спрашиваю я его нелюбезно. А он, в ответ: «Я — главный здешний Улькан», — и только собрался ещё что-то добавить (такое, явно, что я бы на всю жизнь свою недолгую последующую запомнил), как я от страха проснулся.

Дальше, в 15км ниже пос.Ярославский, на открытом левом берегу Лены, в устье реки Хамра — стоит одноимённый, большой, жилой посёлок… с базой очередного Путейского катера. Но нам больше понравилось идти там вдоль правого, гористого берега Лены. Через ещё 15км, впрочем, скалы на этом берегу Лены опять закончились (как обычно, «перейдя» на другой берег). А ещё через 6км, на месте бывшей деревни Большие Коньки — лишь один дом остался с несколькими пристройками коневодческими.

В 3км ниже, уже на левом берегу Лены, на месте бывшей деревни Малые Коньки, в устье речки Конёк — ещё несколько полужилых домиков… в 13км после которых мы и встали на ночлег очередной — на красивой поляне подгорно-цветочной, возле устья маленькой речки с гордым названием Большая. Недалеко там же из Ленска семья отдыхала — с дитём, моторкой, палаткой, матрасом надувным, накомарниками.

А к нам, как мы лагерь поставили, тоже на моторке (сухопутная трасса из Ленска к п.Хамра нынче «большой» водой из Витима глубоко залита была) подкатили ещё двое… Леха-молодой из местной пожарной охраны + Миша-постарше (местный же инспектор ГИМС). Но придираться к нам, как на Зее, никто из них и не подумал. Наоборот, угостили… по-обещали завтра, когда в Ленск приплывём, на ночлег там устроить (прямо в тамошней пожарной части)… и пошли донки на стерлядь ставить и сетью сплавом реку тралить… но ничего за ночь так и не поймали… и под утро уже улеглись спать — прямо на ватниках своих — возле нашего костра.

Ещё в 3км ниже, на месте бывшей деревни Терешково, на всё той же поляне цветочно-подгорной — хутор-ферма с покосами, где ещё Путейский катер временами базируется (они тут той же серии, что и в верховьях и среднем течении Алдана — узкие и быстрые… под Киренском же Путейские катера — широкие и мелкосидящие… а ниже Олекминска — здоровенные, как пассажирские теплоходы почти).

Ещё км.10 после этого вдоль левого берега Лены хребет скалисто-залесённый тянулся… после чего Лена ушла вплотную уже к правобережному аналогичному хребту. А на левом опять стали встречаться отдыхающие компании из Ленска. Одна из которых зазвала нас к себе … угостила на славу… и устроитель оной, Алексей Карелин, заявил, что сам нас и в Ленске устроит, и в сторону Вилюя заброску организует. После чего, я сгонял с Алексеем на моторке на другой берег Лены за дровами — как на гоночном мотоцикле пронесясь туда и обратно между судами большими, со всех сторон идущими по по-прежнему весьма неслабо текущей здесь Лене. И лишь в 19ч мы с отцом отплыли дальше.

Ближе к городу Ленску к нам вообще уже чуть не каждая моторка (из множества отдыхающих тут — по случаю хорошей погоды и субботнего дня) стала подъезжать и помощь предлагать… включая и охотоведа местного… и даже «самого» Павла Арбатского (который подкатил к нам на скутере и сказал, чтобы мы смело ссылались на него, если какие проблемы у нас в этом регионе будут… что мы и решили сделать, если какая-нибудь росомаха, как в прошлом году, к нам в лагерь забредёт — с медведями-то мы уж сами как-нибудь разберёмся, дело привычное).

Наконец, в 21ч, проплыв мимо всего Ленска, мы пристали к берегу — после причала грузового на 2 сухогруза с 7-ю большими портовыми кранами, в районе бывшего Угольного Причала, перед городской насосной станцией. До 22.30 собрались. А в 23ч за нами приехал ЗИЛ-130 и отвёз к Алексею Карелину на дачу — где мы в бане на ночёвку устроились.

Далее — переезд из Ленска в поселок Заря

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Напишите комментарий