Одиннадцать рек отца и сына Сибирцевых

СПЛАВ ПО КУНЕРМЕ

Затем, войдя в устье реки ТЫЯ — км.35 мы поднимались вверх в основном, проводкой — т.к. течение у этой реки весьма быстрое… но хорошо хоть, она достаточно короткая — и потому, «большая» талая вода на ней успела спасть, как минимум, до среднего уровня… оставшись притом весьма холодной. Потом, ещё км.45 мы поднялись вверх по ГОУДЖЕКИТУ (правому притоку р.Тыя… не менее быстрому — но ещё более мелкому и совсем уже рядом с горами протекающему). Далее, ещё км.10 вверх по речке Дабан (правому притоку Гоуджекита). После чего, совсем уже пешком — по дороге через перевал… 1-ые км.3 ровно… потом, км.2,5 вверх на 400м (от 850 до 1250м высоты)… а затем, ещё км.3 уже вниз на 500м.

Так мы вышли на реку КУНЕРМА — бурную здесь, хоть и шириной всего м.20… и лишь через км.8, после слияния с речкой Дельбичинда, расширяющуюся до м.50. В первые дни мы проходили всего по км.10 по этой реке, ещё более никому неизвестной, чем Верхняя Ангара (по той хоть какие-то описания найти можно… а по этой такое впечатление, что вообще ещё никто до нас не ходил… а если проходил и даже жив оставался — то память ему об этой реке либо напрочь отшибало о камни… либо он сам старался об этом по-скорей забыть — чтобы кошмары меньше мучали). Но что это были за километры!

Между гор, практически вплотную подходящих к реке с обеих сторон, петлял весьма мощный, бурный и полноводный поток, представляющий собой практически один сплошной порог (по-началу, вообще, чуть не водопадного типа). При этом, русло тут настолько узкое, что возможностей для маневра не было практически никаких, а камней в реке понатыкано незнамо сколько — да ещё надёжно укрытых от взгляда сплошными пенными бурунами. А стоит хоть на одном из этих камней призастрять — мигом потоком накроет, зальёт, перевернёт… и все вещи наши, вместе с нами самими, вымоет так, что не соберёшь. Так что, в основном, нам опять проводкой приходилось тут заниматься, но уже не по самой реке.

Туда только сунься — мигом смоет, хорошо если вообще не утопив… а по прибрежным курумникам и древесным завалам пробираясь. И байду направляя лишь с помощью верёвок… которые и то пару раз у нас обрывало — хорошо хоть, не по обе сразу. А когда и не обрывало — то байду норовило потоком залить и в узел завязать, то нас в реку выдернуть. Хотя при ходьбе по этой реке без байды мы бы раз в пять больше ещё падали. А так, пусть даже только верёвка натянутая — но всё же дополнительную опору даёт. Вот только следить надо внимательно, чтобы верёвка эта за руку или за ногу не захлестнулась.

По необходимости, рисковали переплывать с берега на берег или по особо уж полноводному сливу — при условии, чтобы он к тому же и водопадом не заканчивался или в скалу со всего маха не бил на выходе… и даже при всех этих условиях, радуясь на своё судно… каркасную-то байдарку давно бы уже залило напрочь, заломало или перевернуло на всех этих камнях, валах и бочках… а мы, хоть и по шею в воде, но всё же сквозь всю эту «джакузи» пробивались.

И всё-равно, все наши вещи в байде перемешались и вымокли. Хорошо хоть, солнце стало наконец светить… и выброс адреналина такой, что даже когда мы по грудь оказывались в талом, зелёном аж от прозрачности своей горном потоке — холода не ощущали… как и укусов комаров (радостно набросившихся на добычу, которой было явно не до них).

Наконец, на третий день нам удалось всё же больше плыть среди всех этих бурунов, чем идти. А потом, долина Кунермы расширилась. Река пошла петлять между каменистыми отмелями. И главной проблемой стало — плывя на байдарке, со всего маха не залететь на какую-нибудь из мелей… где на крупных камнях при всё ещё мощной струе нас вполне могло залить или дыр в судне нашем наделать. Так что то и дело приходилось на полном ходу выскакивать чуть не по грудь в воду… проводить байду между камней… снова, прямо на всё той же мощной струе запрыгивать обратно в судно… и не успев ещё даже полностью в нём очутиться, вёслами от валов отбиваться и в нужную сторону маневрировать, чтобы на следующие камни не залететь.

Затем, десяток километров Кунерма позволила нам проплыть без порогов… с быстринами только на частых поворотах и мелях (на которых и то пару раз нас чуть под брёвна не замыло) и омутами недвижными между ними. При этом виды на окружающие горы с каменистых кос частых и с самой реки были просто замечательными (и что главное, ими можно было позволить себе спокойно любоваться — не думая всё время о том, как бы следующие три шага сделать и при том самому уцелеть и судна не лишиться). И вода в реке чистая и прозрачная до невозможности почти. Так, что дно до последней песчинки видно было даже в омутах 10м глубины.

Такая толща воды имела уже весьма сочный тёмно-зелёный цвет. А вот на более мелких местах разноцветные камни (которыми сплошь было устлано там всё дно реки) имели практически естественный вид и цвет. И когда горами окрестными не любуешься — можно было на дно это смотреть, над которым байду нашу проносило быстрое, но зеркально гладкое течение Кунермы. Плюс, по берегам ещё, в пихтово-кедрово-лиственном лесу — саранки декоративно-загнутые, большие синие «колокольчики» (тоже весьма декоративной формы) и прочие красивые цветы во множестве росли… на косах бабочки роились… Жаль только, рыба сюда ещё с Лены не дошла — хотя места тут для неё просто замечательные.

Далее, Кунерма расширилась до м.100, стала реже петлять… и глубину везде уже поимела, более чем достаточную. Вот только, горы с неё совсем перестали быть видны… и пороги вновь пошли с мощными сливами и обилием больших камней в русле. Но поскольку места для маневра тут имелось уже гораздо больше, чем ранее — мы их проходили уже практически не вылезая из байдары своей даже для просмотра (всё равно среди такого множества обливников траекторию движения заранее даже если и сумеешь наметить, то уж соблюсти точно не сможешь… а снаружи дождь… вода всё такая же холодная, прозрачная и глубокая… и берега таёжно-глухо-залесённые… с обилием кедров и пихты — запах от которой над всей округой стелился).

Но вот наконец и эти пороги закончились. Река ещё более расширилась. И мы уже думали что так, по гладкому быстротоку до самого Улькана и доплывём (благо, недалеко уже осталось). Но не тут-то было. Кунерма неожиданно стала петлять опять между каменистыми отмелями, разбиваться на рукава, мельчать, сужаться… пока не закончилась здоровенным завалом из нанесённого по паводку «плавника» среди болотистого сухо-мелколесья. Но и тут мы всё же умудрились по одной из проток, совсем узких и мелких, наполовину протолкаться, наполовину просочиться… пока Кунерма не сошлась снова в одно русло и не потекла относительно незаваленно дальше.

Отец снова расслабился и стал пытаться рыбу «дорожить». А я смотрю — характер-то у реки нашей не шибко меняется. И точно. Ещё через километр Кунерма снова разбежалась множеством рукавов среди напрочь заваленного здоровенным «плавником» очередного заболоченного сухо-мелколесья. И тут уже мы по полной программе развлечений себе поимели.

Пытались сначала разбирать завалы и перетаскивать через брёвна байду — которая, поскольку не каркасная, в груженом виде к тому оказалась мало приспособлена. При этом, минут 20 только возле одного бревна по грудь в ледяной воде мне пришлось торчать — над собой байду пытаясь протаскивать… и отмораживая себе притом всё, что только можно и нельзя (и хорошо ещё, что к подобным процедурам водным я в этом походе уже успел привыкнуть… а то две недели назад, окунувшись в такую воду лишь на пару минут, я потом долго согреться не мог).

Когда следующий завал разбирал — несколько раз между брёвнами проваливался. А там глубины — с головой мне… и течение весьма неслабое… затянет под брёвна — и поминай, как звали.

И даже когда мы наконец сумели через него перетащиться… отец, пока я байду держал, сумел в неё забраться… а сам я — уже нет. И долго потом по «берегу» до судна нашего пытался добраться. А там даже ручеёк 2,5м ширины перейти — проблема… потому как, глубины в нём мне по шею, течение тоже неслабое, берега обрывистые (так что обратно из ручья и на сушу не знаешь как выбраться) и песок на дне зыбучий.

А потом, впереди и вовсе глухо завалено стало. После чего я дал команду становиться на обед (благо, как раз 14.30 уже было) — а сам пошел осматривать маршрут для обноса. И точно. Через м.800 по буреломно-залесённому острову нашлась протока, по которой можно было плыть дальше. Только вот, далеко ли? Но делать нечего. Пообедали. Перетащили вещи свои и байду. И двинулись дальше, ожидая за каждым поворотом какого-нибудь нового «сюрприза» (для чего и вещи-то постарались сложить так, чтобы следующий обнос как можно быстрее сделать).

Но Кунерма решила, что достаточно уже над нами измывалась. Протока вскоре слилась с основной струёй… и так и шла одним ровным быстротоком м.100 шириной с каменистым дном (которое по-прежнему видно было во всех подробностях, хотя вода в реке после завалов уже и не столь прозрачной стала, как раньше… но это смог бы оценить только тот, кто это самое «раньше» видел), 0,5-1 м глубиной, 6 км/ч течением и глухо-залесёнными берегами — все км.11, остававшиеся до её устья.

Далее — по рекам Улькан и Киренга.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Напишите комментарий